Независимый эксперт №1 по MBA в России с 2004 года
EN
Авторизация
Видео о МВА
Народный рейтинг МВА
Индекс популярности MBA.SU
Аккредитации
Отзывы выпускников
Оценки выпускников
АКТУАЛЬНО ЛОЯЛЬНОСТЬ ВЫПУСКНИКОВ БИЗНЕС-ШКОЛ И КАК ОНА ПРОЯВЛЯЕТСЯ
09.06.2020 / Алексей Колоколов, преподаватель Центра ИТ-инноваций УрФУ
Источник: Интерфакс-Образование", 22 июня 2020

О "правильных" видео-курсах, преподавателях и контроле знаний студентов

ПОСТРОЕНИЕ СЕРВИСА

В 2017 году по программе Фулбрайта я занимался исследовательской работой во Florida Atlantic University. Там я посещал ряд обучающих курсов. Мне давали сразу несколько анкет для обратной связи, спрашивали, все ли у меня хорошо, нужна ли помощь, доволен ли я процессом обучения и преподавателем. Поначалу мне было даже неловко, что ко мне относятся как клиенту. Но в США студент платит вузу, поэтому может рассчитывать на хороший сервис.

Примерно треть зарплаты преподавателя в Штатах зависит от рейтинга, который формируют студенты. Профессор заработает больше, если студентам будет действительно интересно посещать его лекции, а не просто отсидеть "для галочки". К тому же большая часть студентов уже старше 25 лет, они учатся с конкретными карьерными целями, а не для того, чтобы "продлить беззаботную молодость".

У нас в России коммерческие школы тоже выстраивают качественный сервис, ведь лояльные клиенты обращаются повторно.

Вывод. Сервис помогает конкурировать на рынке образовательных услуг. Сейчас я наблюдаю, что онлайн-школы и университеты сосредоточены на контенте и рекламе. Если вузы смогут организовать у себя службу "заботы о студентах", особенно дистанционных, то получат серьезное конкурентное преимущество.

ПОБЕДА КЛИПОВОГО МЫШЛЕНИЯ

Неинтересные часовые видеозаписи для дистанционных курсов снимают даже в США. Профессора просто садятся перед веб-камерой и начинают неспешно рассуждать на определенную тему. На таких лекциях студенты засыпают или уходят смотреть другой контент. Такое же положение с онлайн-лекциями и в России. Данный подход не вовлекает студентов в учебный процесс.

В то же время коммерческие онлайн-школы давно нарезают лекции на клипы длительностью в 5-10 минут. Они понимают, что современным людям так легче и удобнее потреблять информацию. Есть такие онлайн-школы, которые просто продают видео-записи вебинаров, что, на мой взгляд, не профессионально. Да, преподаватель может вести вебинар полтора часа, но в это время идет диалог со студентами, они не могут поставить лектора на паузу. В то же время насыщенный видео-урок должен удерживать внимание все время - вспомните тот же формат TED.

Я считаю, что вузам давно пора признать победу клипового мышления, иначе они просто потеряют этот рынок. Коммерческие онлайн-школы будут выигрывать за счет удобной "упаковки" знаний.

ПРИГЛАШЕНИЕ ПРАКТИКОВ

Я помню, как на занятиях в США пожилой преподаватель вел курс интернет-маркетинга по книге 2010 года, т.е. уже морально устаревшей. Другой вел курс по свежей книге по Data Science, но в то же время сам он не внедрил ни одного проекта.

Моя позиция: можно учить тому, в чем у тебя есть практический опыт. Недостаточно прочитать теорию и записать видео-урок. На рынке это прекрасно понимают. Сами университеты привлекают практиков на отдельные предметы. Однако если сам практик запустит свой собственный курс, то он заработает в десятки раз больше. Это значит, что у практиков нет мотивации работать на вуз, ведь клиенты идут на личный бренд эксперта.

Тем не менее, я понимаю, что далеко не каждый преподаватель готов становиться инфо-бизнесменом, но и делать качественный контент у него тоже нет мотивации. Его личная премия за дистанционный курс будет символической и никак не будет зависеть от числа студентов на курсе.

Вывод: вузам необходимо выстроить мотивацию для практиков, чтобы давать студентам актуальные знания.

КОНТРОЛЬ ЗНАНИЙ

Коммерческие школы собирают известных спикеров и снимают интересные обучающие видео. Однако за этими курсами нет фундаментальной научной базы. Задача такой школы - поставить курс на поток, сделать автоматические тесты. Знания практически никто не контролирует. Главная цель школ - продать и "накормить контентом".

В этом вопросе у меня больше доверия к академической среде. Ведь если преподаватель чувствует, что студент списал, то он отправит такого нерадивого ученика на пересдачу. Сейчас и в России, и за рубежом уже используются технологии прокторинга. Такие технологии позволяют во время онлайн-экзамена распознать подозрительное поведение учащегося и передать эти сведения человеку на проверку. Но это делают лишь университеты, бизнес-школы, которые дорожат своей репутацией, чей диплом является знаком качества.

Вывод: контроль знаний - сильная сторона российских вузов. Ее надо развивать при построении дистанционного образования.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Хоть я и пишу о том, как вузам больше зарабатывать на рынке онлайн-образования, но это не является самоцелью. Университеты должны быть научными, экономическими и социальными центрами, в этом я вижу их роль. Однако чтобы поддерживать эту роль в современных условиях, вузам необходимо меняться и перенимать лучшие практики у коммерческих онлайн-школ. При этом не копировать чьи-то идеи, а адаптировать наработанный опыт под новую реальность и при этом оставаться собой.

Источник

 

 

Будь в курсе!
Подпишись на новости бизнес-образования