Независимый эксперт №1 по MBA в России с 2004 года
EN
Авторизация
Видео о МВА
Народный рейтинг МВА
Аккредитации
Статьи MBA
Отзывы выпускников
Оценки выпускников
 АВТОРИТЕТНО  NEW КИНГСТОН/ РАНХИГС: НОВАЯ ЖИЗНЬ ИЗВЕСТНОГО БРЕНДА МВА И ЕМВА EMBA "ЛИДЕР ПРОЕКТОВ ЦИФРОВОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ КОМПАНИИ" - СИСТЕМНЫЙ ОТВЕТ ИГСУ РАНХиГС XIII НАРОДНЫЙ РЕЙТИНГ БИЗНЕС-ШКОЛ РОССИИ - 2022 (MBA.SU)
06.06.2022
Источник: ВШМ СПбГУ

Ключевое, конкурентное преимущество - в себе, как управленце: интервью об эволюции и неизменной сути программы МВА ВШМ СПбГУ

В этом году в Высшей школе менеджмента Санкт-Петербургского университета (ВШМ СПбГУ) важный юбилей - в 2002 состоялся первый выпуск слушателей программы МВА, а сама программа успешно работает с 2000 года.

Что осталось неизменным за это время и как в бизнес-образовании сместились акценты  - об этом в интервью рассказывают Андрей Зятчин, доцент кафедры операционного менеджмента, академический директор программ MBA ВШМ СПбГУ и Игорь Баранов, один из активных участников запуска первой программы МВА, в течение 18 лет работавший в бизнес-школе на позициях старшего преподавателя, доцента кафедры государственного и муниципального управления, первого заместителя декана, академического руководителя программ MBA и заместителя директора.


 

Игорь Баранов

- Игорь Николаевич, Вы стояли у истоков. Расскажите, пожалуйста, что было движущей силой при создании программы МВА?

- Программа МВА - часть портфеля классической университетской бизнес-школы, которой ВШМ СПбГУ всегда стремилась быть. Кроме того, к этому подталкивали слушатели. В тот период у нас было много программ профессиональной переподготовки, посвященных отдельным темам: финансовый менеджмент, государственное и муниципальное управление и так далее, и мы постоянно слышали от студентов про потребность в дженералистской премиальной программе.

- Каково было открывать курс МВА в 2000 году, все ли хорошо понимали, что это и зачем?

- На тот момент уже существовало довольно много программ МВА и в стране, и в Санкт-Петербурге. Нам в качестве вызова приходилось иметь дело не с тем, что аббревиатуру не знали, а скорее с определенной «порчей рынка» - приходилось конкурировать с не очень качественными программами, сделанными на коленке.

Перед факультетом менеджмента СПбГУ (сейчас ВШМ СПбГУ) стояла задача задать эталон - как программа МВА должна выглядеть в идеале. У конкурентов, которые доминировали на рынке в то время, разные судьбы и многих уже нет, потому что они неверно выбрали модель бизнес-школы. Это был ключевой концептуальный вопрос, от решения которого зависело будущее программы. Команда ВШМ СПбГУ во главе с деканом Валерием Катькало пошла по пути создания университетской школы бизнеса, что и привело к международному признанию. Программа МВА предъявляет очень высокий уровень требований к школе. Мы понимали, что в первую очередь необходимо создать мощный костяк преподавателей если не по всем, то хотя бы по большинству дисциплин. Это не должны быть люди, которые просто прилетают для того, чтобы прочитать какой-то образовательный блок. Я могу вам назвать множество школ, которые пошли по этому пути, столкнулись с проблемами и не смогли развиваться дальше.

- В 2000 году самым сложным оказалось найти квалифицированных преподавателей?

- Прежде чем запустить программу, проводились стажировки преподавателей в Калифорнийском университете в Беркли, Стокгольмском университете, других вузах мирового уровня. Еще один принципиально важный момент, который закладывался тогда же, - связь с прикладными исследованиями. Ни один из преподавателей не мог быть просто лектором, пересказывающим учебник. Они должны были приносить в аудиторию прожитую и переработанную историю из практики и/или выводы из новейших исследований, которые сами же проводили, публикуя статьи или выполняя консалтинговые проекты для предприятий и обобщая опыт консультирования. Связь с бизнесом - тоже очень важный компонент. На тот момент удалось собрать мощный наблюдательный совет из ведущих глобальных игроков под председательством Джона Пеппера, СЕО Procter & Gamble.

- Почему так важно развивать научную составляющую?

- Большинство бизнес-школ, которые сейчас на слуху, например, Лондонская бизнес-школа или Insead, стали что-то из себя представлять на мировом уровне только тогда, когда у них начал развиваться исследовательский компонент. Преподаватели, которые входят в аудиторию, должны уметь создавать новые знания. Не обязательно через академические исследования, можно проводя прикладные исследования или обобщая опыт компаний в кейсах. Поначалу был запрос от не очень опытных слушателей: «Хотим видеть в качестве преподавателей таких же практиков, как мы». В мировой практике есть даже такой термин «Heathrow business school», потому что в аэропортах продаётся очень много книг по менеджменту, и все они написаны в одном стиле - я сделал что-то круто, если ты повторишь, то тоже будешь успешен. Но, к сожалению, опыт отдельных личностей или компаний недостаточен для аудитории руководителей, которые различаются и как персоналии, и как представители разных отраслей и предприятий. Необходима системность обучения,  понимание более общего контекста, знакомство с принципиально разными кейсами, причем в формате критического обсуждения принятых лидерами решений. Роль предпринимателей в качестве гостевых спикеров крайне велика, но на программах МВА создавать общую картину дисциплины и связывать разные элементы обучения должен профессиональный преподаватель. 


Андрей Зятчин

- Андрей Васильевич, сейчас все еще актуален запрос на практиков?

- Раньше мы часто слышали такой запрос от слушателей, сейчас фокус сместился: «Этот человек, который рассказал свою историю успеха или провала, ранее преподавал»? Высшая школа менеджмента СПбГУ создана по модели университетской бизнес-школы. Наши преподаватели - это исследователи, которые умеют работать со взрослой аудиторией, обобщать и передавать знания и опыт, полученные во время сотрудничества с компаниями из разных отраслей, использовать примеры из бизнеса в качестве иллюстраций для изучаемых методов.  Привлечение практиков возможно в различных форматах, например, гостевая лекция или отдельный курс. В обоих случаях подготовка к работе в учебной аудитории требует значительных трудозатрат, включая встречи академического директора программы с преподавателем, чтобы обсудить контент, содержание и цель дисциплины, совместную разработку сценария занятия, упражнений для тренировки и усвоения полученной информации, домашних заданий, экзаменационных вопросов и кейсов. При этом важно, чтобы курс был логической частью всей программы в целом. Практики из Ростелекома, Газпромнефти и Севергрупп зарекомендовали себя как успешные преподаватели. Все перечисленные компании - попечители ВШМ СПбГУ, большое спасибо за совместную работу.

- Андрей Васильевич, что Вы считаете основными вехами в развитии программы МВА и основными достижениями?

- Я солидарен с Игорем Николаевичем, в том, что главное - это люди: преподаватели, сотрудники центра программ MBA, и все , кто вкладывает душу и сердце в работу наших программ. Важное достижение - аккредитации. В 2007 году впервые Высшая школа менеджмента СПбГУ прошла аудит комиссии международной ассоциации, занимающейся аккредитацией программ МВА - AMBA. В 2008 году мы получили аккредитацию, причем сразу на 5 лет, что было уникальным событием для российского бизнес-образования того времени. Из недавних больших побед - Triple Crown Accreditation. Только один процент бизнес-школ во всем мире обладает аккредитациями трех авторитетнейших международных ассоциаций в сфере бизнес-образования. Необходимо отметить, что для аккредитации AMBA, которая составляет одну из граней «тройной короны», фокусными являются программы MBA, EMBA. 

- В каком году появилась Executive MBA. Как было принято решение разделить потоки и почему? 

- В 2000 году была открыта программа МВА, в 2006 году произошла трансформация МВА в Executive MBA, а с 2018 года реализуются программы МВА и ЕМВА, отвечающие на актуальные управленческие вопросы для различных сегментов.  Слушатели МВА - это наемные топ-менеджеры и предприниматели. Руководители компаний на ранних стадиях жизненного цикла бизнеса на вступительном интервью могут сформулировать запрос на обучение следующим образом: «Основал фирму ещё будучи студентом, а сейчас она перерастает меня, и мне нужно узнать, как управлять бизнесом дальше». Руководители по найму - люди, находящиеся в активной стадии своей карьеры, планирующие в ближайшем будущем подняться по карьерной лестнице и приступить к более широкому спектру обязанностей, где потребуются знания не только в своей области, но и в смежных, например, в маркетинге, управлении человеческими ресурсами и других. Слушателям МВА нужно учиться выстраивать команду, систему мотивации, оценки и контроля результатов. На программах EMBA учатся руководители по найму и предприниматели, управляющие компанией, которая находится на более поздних стадиях жизненного цикла. Для них актуальными могут быть разработка корпоративной стратегии и управление долгосрочной ценностью для инвесторов.


- Игорь Николаевич, кем были люди, пришедшие на первую программу: из каких отраслей, с каким образованием? Как Вы считаете, изменился ли портрет слушателя программы сейчас?

- Я не думаю, что портрет слушателя программ МВА сильно изменился. Студенты первой программы - руководители крупных предприятий, предприниматели, которые создали собственный бизнес и хотели сделать следующий шаг в развитии компании. Очень многие приходили не столько с целью разобраться, как их бизнес должен развиваться, сколько для саморазвития, чтобы понять, чем им самим дальше заниматься.  Расширяя свой управленческий кругозор, они уже могли сделать следующий шаг в бизнесе. С самого начала наши слушатели понимали, что программа МВА - это не набор практических советов для немедленного применения, это программа для перехода на новый уровень видения управленческой проблематики и бизнес-возможностей, исходная точка для которого - стремление руководителя к саморазвитию. При этом с течением времени на программах ЕМВА/МВА ВШМ СПбГУ стало гораздо больше слушателей из числа представителей крупных федеральных компаний. Появились и корпоративные программы МВА, например, для РЖД или Роснефти.

 

- Андрей Васильевич, что Вы думаете по этому поводу, не меняются слушатели?

- Скорее меняется бизнес - появляются новые сферы деятельности, которых 20 лет назад не существовало. Слушатели по-прежнему приходят на программу за новыми и систематизацией существующих знаний, посмотреть на другие бизнес-модели, например, узнать, как решаются вопросы, связанные с мотивацией, управлением командами в других отраслях, как это происходит в производстве, в крупном, в малом бизнесе. В начале обучения слушатели не всегда четко формулируют запрос на личностное развитие, но на втором году часто отмечают личностный рост.


- Игорь Николаевич, если говорить о знаниях, на что делался акцент в 2000 году?

- Если говорить про контентную составляющую, то конечно же за 20 лет появились новые темы. Например, сейчас почти повсеместно, в Высшей школе менеджмента СПбГУ в том числе, упор делается на цифровые технологии, бизнес-модели, связанные с цифровыми технологиями и аналитикой данных. Также в настоящее время мы гораздо больше внимания уделяем вопросам ESG-повестки и устойчивости бизнеса (при этом надо сказать, что курс по этике бизнеса и корпоративной социальной ответственности присутствовал в программе МВА с самого начала в исполнении Юрия Евгеньевича Благова). Но главное - опыт слушателей, равно как и опыт бизнеса в нашей стране, совершенно другой, чем был 20 лет назад. Тогда практика создания и развития компаний в условиях рыночной экономики составляла всего 8-9 лет. Сейчас накоплены коллективные знания. В момент запуска программы нужно было делать упор на базовые компетенции в разных областях. Сейчас же востребованы гораздо более продвинутые знания.


- Андрей Васильевич, какие новые знания предлагает школа сейчас?

- Если говорить о тех дисциплинах, которые появились, даже не за 20 лет, а за предыдущие три года, то их можно классифицировать по нескольким направлениям. Первое - это набор дисциплин, направленных на развитие компетенций по принятию решений на основе данных и использовании технологий, например: «Цифровая трансформация бизнеса»  (совместный модуль со СберУниверситетом), «Бизнес-аналитика и управление большими данными», «Технологии построения интеллектуального предприятия» и другие. Еще одно направление - дисциплины, помогающие персональному развитию слушателя. Например, для группы EMBA, начавшей обучение в 2022 году, введен новый формат, направленный на индивидуализацию обучения. Этот формат реализуется на протяжении всей программы и включает три дисциплины: «Стратегия личного профессионального развития и обучения», «Психология достижения успеха» и «Персональный карьерный менеджмент». Также, учитывая запрос наших слушателей, мы добавляем отдельные дисциплины, например, «Трансформация корпоративной культуры», «Юридические риски руководителя». Несмотря на постоянные изменения, на программах MBA и EMBA Высшей школы менеджмента СПбГУ сохраняются принципы системного подхода к управлению, развития стратегического мышления и лучшие традиции Университета.

- Как происходит изменение дисциплин и курсов на программах МВА?

Введение в программу новых предметов - это выстроенный процесс, основанный на реализации миссии ВШМ СПбГУ, международных стандартах, актуальном запросе бизнеса и обратной связи от слушателей. В частности, в 2020 году командой ВШМ СПбГУ с участием попечителей, партнеров и других заинтересованных сторон была обновлена миссия и стратегия Бизнес-школы до 2025 года. В соответствии со стандартами AACSB (аккредитация AACSB получена ВШМ СПбГУ в 2021 г.) миссия декомпозируется на цели обучения для образовательных программ, реализуемых ВШМ СПбГУ. Цели обучения на программах MBA и EMBA уточняются и утверждаются на международном Совете образовательных программ, в работе которого принимают участие представители бизнеса и ведущих мировых бизнес-школ. Цели обучения далее разбиваются на задачи, которые достигаются в процессе реализации программы, а степень достижения задачи измеряется по итогу освоения слушателем той или иной дисциплины. В результате принимаются решения о структуре программы и необходимости ее актуализации. Так появляются в программе новые темы и новые дисциплины, а также обновляются существующие.


- Игорь Николаевич, когда создавалась программа, были сформулированные задача и цель, насколько это всё изменилось?

- Программы МВА имеют определенную задачу в системе образования - подготовка квалифицированных управленцев, способных создавать устойчивые конкурентные преимущества для бизнеса, которым они занимаются. Это задача сохранилась, а вот фокус многих дисциплин сместился, поскольку изменились и источники этих преимуществ - в направлении цифровых бизнес-моделей, ESG-повестки.

- Какое из изменений Вам кажется наиболее существенным?

- На старте программы мы не так много внимания, как мне кажется, уделяли управлению собой. Были определённые, очень успешные тренинги по гибким навыкам: командообразованию, презентации и так далее, но мы не учили слушателей управлению своим ресурсным состоянием, развитию эмоционального интеллекта - эти темы вошли в управленческий обиход гораздо позже. Но именно они радикально изменили постановку задачи: развитие руководителей надо начинать с умения управлять собой, прежде чем заниматься вопросами создания и развития их команды и взаимодействием с внешней средой. Мы гораздо лучше понимаем сейчас, что ключевое конкурентное преимущество заключено прежде всего в людях, командах, корпоративной культуре, а не в формальных бизнес-процессах или продуктах организации.

- Как Вы считаете, какая задача перед программами MBA должна стоять сейчас?

- Мне кажется, что как и ранее программы МВА и Executive MBA должны решать задачу развития лидеров, способных создавать и управлять развитием организаций с международным уровнем конкурентоспособности. Какие бы сложные времена мы не проходили сейчас, в конечном счете бизнес должен всегда ориентироваться на возможную конкуренцию с лучшими игроками мира.


- Андрей Васильевич, какие задачи Вы сейчас ставите перед программой?

- Программа должна соответствовать существующим и будущим вызовам для бизнеса с вниманием к человеку - лицу, принимающему решения. В достижении целей нам помогают знания, лучшие практики и традиции, сформированные за предыдущие 20 лет.


 

 

Будь в курсе!
Подпишись на новости бизнес-образования