Независимый эксперт №1 по MBA в России с 2004 года
EN
Авторизация
Видео о МВА
Народный рейтинг МВА
Индекс популярности MBA.SU
Аккредитации
Отзывы выпускников
Оценки выпускников
АКТУАЛЬНО ЛОЯЛЬНОСТЬ ВЫПУСКНИКОВ БИЗНЕС-ШКОЛ И КАК ОНА ПРОЯВЛЯЕТСЯ
21.03.2021 / Леонид Евенко, экс-ректор ВШМБ РАНХиГС, почётный президент РАБО
Источник: MBA.SU

РАБО 30 лет. Вначале было Постановление

РАБО, созданная в 1990 году,  как маленькая ассоциация с небольшим количеством участников (15 членов), сегодня - крупнейшее, ведущее, всемирно признанное сообщество профессионалов бизнес-образования в России.

Когда в начале 90-х по всему СССР энтузиастами отраслей стали создаваться професссиональные ассоциации, мало кто задумывался о том, насколько долгая жизнь будет суждена тому или иному начинанию. В самом конце 80-х были созданы первые школы бизнеса. Профессионалы высшей школы, обнаружив вдохновляющие перспективы нового рынка, страстно хотели обмениваться опытом, получать новые знания, общаться, творить новое. Как грибы после дождя, стали организовываться конференции, "круглые столы", международные встречи; появлялись многочисленные резолюции и концепции....

Атмосфера коллективного творческого поиска в области бизнес-образования закономерно привела к созданию ассоциации бизнес-школ, одним из организаторов которой стал опытнейший Леонид Иванович Евенко. Предположу, не в обиду другим коллегам, что именно Л.Е.Евенко, много лет изучавший американский менеджмент в Институте США и  Канады РАН СССР, больше других тогда понимал, какое большое дело ждет впереди, ведь новой ассоциации предстояло выступить источником перемен в управленческой науке целой страны, расширяя свои границы и неизбежно  вовлекая в свою орбиту всё новые и новые массы молодых, образованных людей.

Юрий Тазов, президент Российской Лиги МВА

Леонид Евенко, ректор Высшей школы международного бизнеса РАНХиГС, почётный президент РАБО:


"Идея создания учебных учреждений нового типа - школ бизнеса - возникла в 1988 году как следствие принятия в начале того же года Постановления ЦК КПСС и Совета министров «О расширении внешнеполитической деятельности в советской экономике», предоставляющей значительные полномочия самим предприятиям и организациям страны. Считалось, что квалификации в ведении бизнеса необходимы именно при ситуациях на внешних рынках, что, разумеется, в принципе изменило сферу бизнеса и реальные задачи бизнес-образования.

Вторым важнейшим событием было принятие в 1988 г. закона о кооперативах, открывшим возможность создания независимых образовательных организаций, получивших право самостоятельно определять содержание и способы осуществления образовательной деятельности, привлекать и использовать материально-технические и финансовые ресурсы и распределять получаемую прибыль.

Была создана основа именно образовательного бизнеса, что привело в совокупности к формированию соответствующего сегмента на рынке, содержащего новые возможности для предпринимательства в сфере образования. Возник широкий выбор образовательных программ и форм их освоения для самых разных получателей, как правило, в рамках дополнительного образования, свободного от диктата утвержденных стандартов высшего (иногда среднего) образования.

Реализация новых возможностей требовала адекватной материально-технической базы, и новые образовательные учреждения (или подразделения Вузов), которые воспринимались как «школы бизнеса», начали создаваться централизованно и в инициативном порядке, что было более характерно для регионов.

 В рамках действующей системы образования было выбрано две учебные базы - создание Высшей коммерческой школы при Министерстве Внешней торговли СССР, как самостоятельного юридического лица, и Высшей школы международного бизнеса в структуре Академии народного хозяйства при Совете министров СССР, которые были наделены академическими, хозяйственными, организационными полномочиями для научно-сильных коммерческих школ (см. Постановление Совета Министров СССР 22 сентября 1988 г.).

Наиболее важным было то, что эти две образовательные организации были построены не по дисциплинарному принципу, а в соответствии с требованиями ведения бизнеса. Они, в принципе, объединяли функции образования в области маркетинга, финансов, управления производством, технического развития, логистики, и особенно,  управления персоналом и функций внешнеторговой деятельности. «Демонтаж межфункциональных барьеров» был в то время реальной и весьма важной инновацией, в корне изменившей взгляды на содержание управленческой деятельности и необходимостью  формирования у «красных директоров» квалификаций, позволяющих выполнять все  действия, направленные на обеспечение получения прибыли, как внутри предприятия, так и во внешней среде.

Господствовавшие на то время в СССР «ленинские принципы» управления, на самом деле, представляли систему подходов и принципов построения управленческой вертикали в рамках административно-командной системы, сильно сдобренных марксистской идеологией и установками текущей политики.  Например, такая категория, как «ответственность», очень любимая теоретиками социалистического толка, сводилась к рассмотрению роли персонала в организациях, сужалась для учета человеческого фактора, без рассмотрения таких понятий, как «мотивация», «лидерство», «социальная группа», и т.п.

Социология и социальная психология, как дисциплины, уходили в образовании и научных исследованиях на задний план, а традиционный шлейф критики буржуазных теорий создавал барьер для изучения рыночной («капиталистической») модели ведения экономической деятельности, не позволял углубиться в понимание таких категорий как «предпринимательство», «бизнес», «прибыль» и т.п..

Тем не менее, то, что в социалистической «науке управления» могло закончиться идеологическими гонениями, уголовным преследованием, все же проникало в учебники и планы, благодаря, спасительному тезису К. Маркса «о двойственном характере капиталистического управления», которое помимо функции «эксплуатации трудящихся»  (рассмотрение которой можно было бы на время, хотя бы, оставить за кадром), одновременно выполняло функцию организационно-техническую, отвечающую реальным потребностям хозяйственной деятельности. Такую позицию формально подкрепляла и ленинская оценка системы Тейлора, которая, по мнению классика, соединяла эксплуататорскую направленность и «ряд богатейших научных завоеваний».

К концу восьмидесятых стало очевидным, что необходимы серьезные изменения , как в экономике, так и в системе экономического образования.

Термин «бизнес» и понятие «школа бизнеса» постепенно соответственно вошли в научный и учебный лексикон, также как изучение математических методов в экономике и управлении; экономическая кибернетика получила права гражданства, а «зарубежный опыт управления» в своей не только прикладной, но и теоретической части вошёл в арсенал общечеловеческого «управленческого знания».

 На начальных этапах вновь созданные «школы бизнеса», чтобы оправдать своё существование и достичь самоокупаемости, сосредоточились, во многом, на решении первоначальных задач в административно-командной системе, а именно - на обслуживании внешнеэкономической деятельности. Реально на вновь формирующемся образовательном рынке хорошо продавались учебные курсы по организации внешнеторговых операций, международным перевозкам, тарифному законодательству, ценообразованию на внешних рынках, международному маркетингу и т.п., и лишь позже открылись возможности для рассмотрения более глубоких проблем. Многое зависело от того в какой степени профессорско-преподавательский состав был подготовлен к обучению тех, кто приходил в «школы бизнеса» за знаниями и квалификациями, способными принести реальную пользу «здесь и сейчас».

К началу 90-х годов в стране насчитывалось около 10 учебных заведений, присвоивших себе название «школа бизнеса, как правило, с точки зрения международного понимания этого слова, без достаточных оснований. Примерно половина действовала в Москве или Санкт-Петербурге. Школу управления МВТ возглавлял профессор В.А. Буренин, а в структуре АНХ - профессор Л.И. Евенко.  Первый из них был ориентирован на переподготовку кадров для внешнеэкономической деятельности, второй - на   повышение управленческой квалификации руководителей высшего звена советских предприятий.

Активную роль, наряду с некоторыми другими энтузиастами, играл А.Б. Мануковский, возглавлявший созданную в 1988 г. «школу бизнеса» МГИМО МИД СССР, и наладивший наиболее продуктивные отношения с руководителями Европейского фонда развития менеджмента (Гей Хаскинс из Великобритании и другими). 

Трое директоров этих первых советских бизнес-школ, по приглашению А.Б. Мануковского, собрались в ресторане «Репортер» на Суворовском бульваре и подробно обсудили идею создания новых учебных заведений.  В шутку эту встречу стали сравнивать с исторической встречей в ресторане «Славянский базар» К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко, приведшей к созданию Художественного театра.

Первые члены ассоциации, амбициозно названной «Ассоциация школ международного бизнеса (АШМБ)», собрались на учредительное собрание ассоциации в декабре 1990 года, на которой был принят ее Устав.  Первым президентом был избран Владимир Арсеньевич Буренин, генеральным директором стал Владимир Кулиничев".

 

 

Будь в курсе!
Подпишись на новости бизнес-образования